Bonweddings эксклюзивно для Zankyou Weddings: «У любой пары есть особенная история»

Не всем парам хочется классическую свадьбу, поэтому они ищут профессионалов с похожим видением. Благо, на нашем свадебном рынке сегодня есть специалисты, которые реализовывать самые разные, подчас даже безумные идеи. Один из таких специалистов — студия свадеб Bonweddings, с которой Zankyou встретился некоторое время назад. За интересным названием студии «скрываются» супруги Михаил и Наина, которые пришли в свадебную индустрию после собственной свадьбы. О том, как это было, что они делают сейчас и какие у них планы на будущее нам рассказал Михаил.

Bonweddings

О парах и концепциях

Zankyou Weddings: Михаил, расскажи, пожалуйста, какие они — ваши пары?

Михаил: Наш бизнес очень личностный, то есть мы всегда встречаемся с парами лично, – кто-то приходит на картинку, кого-то привлекает бюджет, – но если мы не поняли друг друга или поняли, что не подходим друг другу, то клиент уходит. Мне не очень нравится описывать «наши» пары, как такая «карточка клиента»: ему столько-то лет, он из среднего класса и прочее. Потому что это очень сужает круг. Так что я всегда говорю, что если у нас общие взгляды на вещи, возможно, даже какие-то увлечения, мы смотрим похожее кино, чувство юмора у нас похожее, то мы сходимся. Тут даже возраст не играет роли, потому что бывают и возрастные женихи, и молодые ребята, которые либо еще учатся в университете, либо только-только закончили, и за них платят родители. То есть клиенты — абсолютно разные, имеет значение только сошлись мы или не сошлись.

ZW: Пары обычно участвуют в процессе подготовки или они скорее отстраненно держатся?

М: Нет, все пары всегда включены в подготовку, особенно потому что наш клиент идет за чем-то необычным и концептуальным. Очень редко бывает, что он отстранен. Мы и сами никогда не отстраняем пару, наоборот, идейность — концепция и идея мероприятия — всегда рождается в диалоге. У нас нет заготовок, из которых люди выбирают: на первой встрече мы даже ничего не предлагаем по концепции, мы рассказываем, как работаем, как разрабатывались идеи для конкретной интересующей пары, показываем, что это был процесс, а не готовое решение.

ZW: Вы начали работать в 2013 году, скажи, изменились ли пары за прошедшие годы и как?

М: Изменения, конечно, есть. Например, сейчас уже недостаточно просто прийти по рекомендации. То есть если раньше прийти по рекомендации было достаточно — вот концепция, вот бюджет, работаем, – то сейчас людям нужно что-то большее. Мне нравится, как изменился клиент, я имею в виду тот уровень, на котором мы работаем, потому что теперь стыдно делать плохие свадьбы, то есть сами мероприятия изменились. Если раньше, лет 5 назад, это [делать плохие свадьбы] еще допускалось, то сегодня уже нет. Причем 5 лет — это же мизерный срок для развития какой-либо индустрии, тем не менее за это время свадебная сфера совершила огромный скачок, так что сегодня пригласить гостей в какое-то странное место без декора — уже, наверно, плохой тон.

Дальше уже идут вкусы, кому-то нравится классическая свадьба, кому-то нет — это уже детали, но сегодня клиенты в первую очередь думают о том, как будет выглядеть свадьба и как она запомнится гостям.

Сейчас есть рост, мы нацелены на повышение бюджетов, но наша задача — убедить тех, у кого есть бюджет, что можно делать по-другому, не только в [условных] Подмосковных вечерах ставить арку с цветами.

ZW: Когда к вам приходит пара, у нее наверняка есть какое-то представление о том, что она хочет видеть на свадьбе, есть какие-то референсы и примеры. Чаще всего откуда берутся эти референсы — это отечественные проекты или зарубежные (европейские, американские)?

М: Сейчас — только наши. Конечно, кто-то смотрит Pinterest, что-то там находит, но к нам приходят немного за другим. Я это часто говорю — странно, но в нашей нише не так-то много профессионалов: есть мы, есть Feerique [Events&Emotions] и, собственно, все. Я-то, конечно, только за (смеется)! Поэтому получается, что пары приходят либо с нашими картинками, либо от Feerique.

Bonweddings
Bonweddings

ZW: А за работой каких профессионалов вы с Наиной следите с интересом? Кто вас вдохновляет?

М: Если говорить о западных профессионалах, то чтоб не называть конкретных имен, обозначим регионы — Австралия и Гонконг. В Австралии — это в целом природа, а Гонконг — смешение стилей и какие-то цветовые сочетания.

Вообще наша свадебная сфера уже давно «обскакала» Европу и даже Америку, с точки зрения каких-то концептуальных вещей мы — впереди планеты всей. Наина выделяет [Юлию] Шакирову, как такой фундамент и базу российского декора, и About You Decor.

ZW: Какие-то приемы берете у них на вооружение?

М: Да, конечно, то, что касается флористики. Все смотрят, все учатся. Не будем говорить о каком-то заимствовании, потому что все-таки это именно обучение, вдохновение.

ZW: А что еще вдохновляет? Кино, музыка, книги — не из сферы свадеб, скажем так.

М: Вообще мы всю нашу «подпитку» оставляем на несезон, и я очень рад, что он есть. Потому что в сезон нет времени даже просто книгу в руки взять. Так что мне лично эта сезонность нравится. Потому что есть время не только отдохнуть, но и сходить куда-то. [Вдохновение —] это любой арт, какой-то интересный, конечно. Был Бэнкси — из таких самых известных [событий], так что не сходить нельзя. Сейчас еще один известный стрит-арт художник расписал [ТЦ] Атриум, тоже надо сходить посмотреть. В кино мы не особенно ходим, смотрим что-то из старого. Недавно посмотрели итальянский фильм «Идеальные незнакомцы» – это очень прикольно со всех точек зрения: и как кино, и как идея. Если мы говорим об онлайн-среде, то это — Pinterest, тоже искусство, арт, архитектура обязательно. То есть если мы пишем везде «свадебный декор», то мы далеко не уедем, так что нужно черпать ото всюду. Мода, конечно, тоже. В принципе, банальные какие-то вещи, никаких секретов тут нет.

ZW: Конечно, вроде бы все ясно, но вы делаете такие необычные проекты, что кажется, будто есть еще какие-то источники вдохновения. Но все же это в первую очередь пары?

М: Не хочется опять говорить какие-то банальные вещи, но это действительно всегда пары. Мы любую концепцию можем объяснить, и почему она относится к конкретно этой паре. Это никогда не бывает случайно. Если начать разбирать, то видно, откуда ноги растут. Причем нельзя взять концепцию и поменять пару. Потому что именно пара — основа, а дальше мы уже предлагаем какие-то идеи, и здесь уже [работает] наша какая-то насмотренность, начитанность.

Очень сложно работать с уже готовой идеей. Например, Бондиана — у нас была пара, которая пришла с этой идеей: «Мы — фанаты «Казино Рояль», хотим такую свадьбу.» Есть такие темы, которые уже столько раз делали, что ты думаешь не только о том, как это сделать круто, но и как не опошлить. То есть, если мы говорим об «Алисе в Стране Чудес», все заканчивается на кроликах и увеличенных предметах. Поэтому работать с готовой, популярной идеей часто сложнее, чем разрабатывать [концепцию] с нуля.

К счастью, с такими идеями редко приходят. Чаще бывает, что пары имеют какие-то желания по тематике. Например, у нас была пара, которая увлекается охотой, они рассказали, что благодаря ей познакомились, так что мы начали разрабатывать уже эту идею, но в процессе общения — так как идеи рождаются именно в процессе — мы узнали, что пара очень любит [художника] Иеронима Босха и конкретную картину – «Сад земных наслаждений», картина из трех частей. Эти три части очень хорошо вписывались в сценарий вечера, так как все начиналось с Рая и заканчивалось Адом, получалось, что переход от фуршета к вечеринке — это и есть картина. Это — условно, юмор, конечно, но какие-то такие элементы мы оттуда взяли (смеется). К чему я это говорю, это к тому, что некоторые приходят с готовой идеей, но она изменяется в итоге, причем не по нашему настоянию, а просто так получается.

Вообще в этом году к нам пришло много пар с запросом на живопись. Был Босх, были недавно Анри Матисс и Марк Шагал, а еще была пара с картиной «Поцелуй», вокруг которой строилась история самих ребят и потом их свадьба. Потому что это была картина, которую жених подарил невесте в самом начале их истории отношений: они ее увидели в каком-то музее, невесте очень понравилась, а жених сделал вид, что не заметил, и потом купил картину и подарил ей, что стало началом их отношений. Причем эту историю, конечно, мы «вытащили» не на первой встрече, а уже в процессе общения, потому что ребята пришли к нам, говоря, что в них нет ничего интересного, они — самые обычные. Но так чаще всего и бывает.

Bonweddings
Bonweddings

ZW: Бывает ли такое, что вы с Наиной придумываете какую-то идею, а потом, вдруг, сразу появляется пара, которой либо очень подходит эта идея, либо которая сама что-то подобное себе и представляла?

М: Надо вспомнить, когда мы с Наиной что-то себе загадывали (смеется). Вообще чаще бывает так: мы обычно для каждой пары придумываем две идеи или идея общая, но есть несколько вариантов ее воплощения. Поэтому одна из идей остается. Иногда бывает, что пары выбирают ту идею, которая нам нравится меньше, поэтому «крутая» остается, и ее хочется реализовать. Но как я уже говорил, к идее, разработанной под конкретную пару, сложно (читай, невозможно) подставить другую пару. Люди должны быть прям такие же.

ZW: То есть у вас есть такой «склад идей»?

М: Не то, чтобы склад, но можно и так сказать. Хотя идеи же тоже теряют свою актуальность, а бывает такое, что идея — в самом воплощении. Например, статуя с неоном — может быть в следующем году это уже не будет актуально, поэтому идея исчезает. То есть не могу сказать, что у нас есть перечень готовых идей, они скорее исчезают и все.

Скажем, у нас была свадьба с сердцем. Казалось бы, изначально — пошлая идея, сразу приходят на ум надувное [сердце]. Поэтому мы сделали его геометричным, придумали, что когда гости заходят в зал, его вообще не видно, потом оно начинает постепенно разгораться, был звук сердцебиения, так что гости настраивались на нужный лад. Так вот, когда геометрия будет неактуальна, – если будет, пока что нет, – эту идею мы бы не реализовали, а оставили бы себе.

ZW: Получается, что из любой пары можно «вытащить» что-то интересное для концепции?

М: Такой пары, чтоб совсем вообще ничего не получилось достать, пока что еще не было! Бывает скорее, что у людей нет задачи что-то интересное сделать, они обычно приходит по «сарафану» — они хотят просто проверенных ребят, чтобы красиво, хорошо и можно расслабиться. Но они не хотят никакой концепции, им она вообще не нужна, им просто хочется красиво и хорошо. Даже в таких случаях мы пытаемся что-то индивидуальное придумать.

Bonweddings

О работе тогда и сейчас

ZW: Я знаю, что вы с Наиной пришли в свадьбы из рекламной и ТВ сфер, идея появилась после вашей собственной свадьбы, и понятно, что ваш опыт работы во многом помог, но приходилось ли чему-то учиться с нуля и в чем были основные сложности?

М: Мы официально начали заниматься свадьбами в 2013 году, — в 2012 делали мероприятия для своих и параллельно работали, а в 13-м уже окончательно ушли в свадьбы, — и могу сказать, что тогда было легче начинать, так как спрос на что-то оригинальное только начал появляться. Точнее тогда был запрос на то, чтобы «как на Западе», и мы поэтому копировали американские свадьбы — это было очень круто! А уже с 2015 года начался запрос на что-то оригинальное. Но каждое мероприятие — уникально, поэтому всегда приходилось и приходится чему-то учиться. У нас не шаблонные предложения, а, значит, и нет шаблонных решений.

Вот, например, недавно мы предложили сделать колонны с картинами Матисса и Шагала, которые должны были крутиться. Мы сами придумали это, предложили, а потом сели думать, как это делать. Колонны трехметровые и при этом они крутятся, а идея была в том, чтобы рисунок видеть с определенной точки, встал чуть правее — рисунок меняется, чуть левее — тоже. Так что надо было придумать, как сделать колонны достаточно легкими, потому что невеста — миниатюрная, а колонны должны были легко крутиться.

Знаний не хватает, но это здорово, потому что всегда нужно заполнять пробелы. Может быть именно поэтому и интересно заниматься.

С точки зрения организации тоже не все зависит от того, как хорошо ты можешь составлять тайминги. На каждой свадьбе появляется своя проблема. Невозможно подготовиться заранее к предполагаемым проблемам, вопрос в том, как ты можешь среагировать на месте. Так что каждый раз в твоем «мешке опыта» появляется новая задача, которую ты когда-то решил.

ZW: Значит, в нужный момент вы можете из своего «мешка опыта» достать нужное решение?

М: В общем, да. В 2015 году у нас проблема на мероприятии была с кейтерингом, который наняла пара. Люди просто непрофессионально работали, стало понятно, что они не успевают, не знают, не умеют. К моменту, когда сели гости, хлеба не было на столах. Из-за того, что мы присутствовали на площадке, нам это сразу стало понятно, поэтому мы просто начали работать в команде — я, например, вино наливал, просто потому что официанты не могли.

В общем работа в ивенте — как в известном анекдоте: ты едешь на горящем велосипеди, ты горишь, все горит, и ты — в аду (смеется). Хотя бывают мероприятия, когда все проходит гладко: нет проблем от площадки, от специалистов. Именно поэтому все предпочитают работать на проверенных площадках. Если площадка новая и классная, но ты там еще не работал, на ней 100% будет какая-то проблема.

Bonweddings
Bonweddings

Одной из самых главных позитивных черт индустрии, которую отметил Михаил в нашем интервью, является взаимопомощь свадебных профессионалов, что безусловно характеризует здоровую рабочую атмосферу. Мы также спросили о том, что будет актуально в следующем сезоне, но об этом мы скоро поговорим в отдельной большой статье!

Свяжитесь с подрядчиками, указанными в данной статье

Написать комментарий

Fleur de Vanille. Фото: Белолуцкая Ксения
Fleur de Vanille: эксклюзивно для Zankyou weddings
Нам в очередной раз посчастливилось застать одного из наших экспертов-профессионалов — Fleur de Vanille – за работой на одной из свадебных фотосессий. Стараясь не отвлекать декоратора от работы, мы спросили обо всем самом интересном!
Фотограф Марго Ермолаева
The Ritz-Carlton, Moscow: эксклюзивно для Zankyou Weddings
The Ritz-Carlton — известно ли вам это имя? Уверены, что да. Так, солнечным майским утром Zankyou Weddings отправились в гости в The Ritz-Carlton Moscow, чтобы узнать, каково это — организовать праздник в стенах этого роскошного отеля.
Официальная Гостиница Государственного Эрмитажа
Эксклюзивно для Zankyou Weddings: Официальная гостиница Эрмитажа
Город сотни дворцов — Санкт-Петербург — может предложить множество вариантов для проведения свадьбы по-королевски, и одним из самых интересных является официальная гостиница Государственного Эрмитажа. Поистине уникальный проект, совместивший в себе великое прошлое и искусство России.
Вы хотите добавить вашу компанию в каталог Zankyou?
Если вы свадебный профессионал, Zankyou дает возможность, чтобы о ваших услугах узнали тысячи пар, готовящихся к свадьбе в более чем 23 странах мира. Больше информации